aif.ru counter
АиФ- Ростов 0 276

Писатель в интерьере времени. Грустная проза современной культурной жизни

Почему Год литературы - пустая формальность, Россия превратилась из читающей страны в пишущую, о классике и современниках «АиФ на Дону» поговорили с Еленой Джичоевой, редактором и ведущей радиопрограммы «Дон литературный».

Из личного архива

Нынешний год объявлен в России Годом русской литературы. И вот половина его уже осталась позади.

Почему Россия превратилась из читающей страны в пишущую, о классике и современниках мы поговорили с Еленой Джичоевой, редактором и ведущей радиопрограммы «Дон литературный».

Досье

Елена Джичоева. Родилась 16 июня 1939 г. в Ростове-на-Дону. Окончила историко-филологический факультет РГУ. Статьи и очерки Елены Джичоевой печатали в журналах Москвы, Ростова, Воронежа, в коллективных сборниках.

С 1992 г. ведёт программу «Дон литературный» на радио ГТРК «Дон-ТР».

Автор книг «Преодоление. Очерк жизни и творчества Виталия Сёмина», «Два портрета», «Притяжение. Сборник литературно-критических статей», «Два лика времени. Очерк жизни и творчества Бориса Изюмского», «Вспомнить и жить. Воспоминания, эссе, беседы, размышления о писателях», «Неостывшие следы» и др.

Кроссворды и ребусы

- Елена Георгиевна, какая задача стояла перед вами, когда вы пришли работать в «Дон литературный», пожалуй, в одну из самых популярных сейчас передач на донском радио?

- Тогда только началась перестройка, и я хотела предоставить слово действительно талантливым людям. Кто-то скажет, что это довольно субъективно, но есть же великие имена. И о них я хотела напомнить радиослушателям. А молодым авторам - передавать опыт старшего поколения.

Вот недавно у меня была беседа с одним писателем, ну очень популярным: в год он печатает по роману. На мой вопрос «как же вы работаете над словом?» автор ответил, что такое понятие выпало из обихода.

В доперестроечное время в Союзе писателей состояли чуть больше 40 человек, и каждого знали читатели. Потом союз разделился на две писательские организации. Каждый принимает своих членов чуть ли не с улицы. Сейчас в обоих союзах около 90 человек, причём половина - графоманы.

- Талантов много быть не может, но скажите, сегодня они есть? Вот вы делали передачу о молодом ростовском поэте-математике Дмитрии Ханине...

- Очень талантливый парень. Пожалуй, из молодых авторов он единственный. Меня часто спрашивают: «Ну почему вы берёте в свои передачи так мало молодых?» Да я бы с радостью, но где же их взять?

Мне приходит много рукописей и книжек. Сейчас их издают невероятное количество. Если раньше наша страна была самая читающая, то сейчас, наверное, самая пишущая. За деньги можно издать всё что угодно. А личностей нет. Сегодня очень много писательских премий, но кому они выдаются и за что, непонятно. Имён-то настоящих не слышно.

В Ростове практикуют уличные билиотеки. Фото: АиФ-Ростов/ Павел Шаповалов

Раньше литература была тесно связано с жизнью.

У Виталия Сёмина, чью повесть «Семеро в одном доме» в своё время напечатали в «Новом мире», есть фраза: «Если литература не исследование, ею просто не стоит заниматься». Сегодня жизнь и литература существуют отдельно. Авторы занимаются самовыражением. Особенно это наглядно в поэзии, она превратилась в кроссворды и ребусы: чем непонятнее, тем лучше.

В прошлом году мне попалась книжка «Ростовское время. Поэзия молодых». Я её прочитала, ничего не поняла и сделала передачу о ней на радио. Столько звонков от слушателей у меня уже давно не было! Люди говорили: «Господи, хоть кто-то нашёлся, кто сказал, чего стоит сегодняшняя поэзия!». Современные авторы считают, что уже нельзя писать как раньше. Да вы сначала научитесь писать как раньше!

Наши современные «гении» и говорить-то не умеют. Бывает, хочу взять человека в эфир, но понимаю, что он либо будет нести чушь, либо не свяжет и двух слов.

Поэтому в «Доне литературном» я всё чаще возвращаюсь к авторам ушедшего поколения, рассказываю, о чём они писали, как работали. Это Виталий Сёмин, Павел Шестаков, Владимир Фоменко, Даниил Долинский и другие.

А о современных и рассказывать нечего. Они размахивают своими книжками, устраивают презентации и мнят себя великими. Талантливых единицы. Например, Василий Воронов из Старочеркасска. Недавно вышла его книга «Пантеон». Сейчас он пишет продолжение.

Ростовчане читают в среднем 22 библиотечные книги в год. Фото: АиФ-Ростов/ Алла Фёдорова

- И насколько эта книга будет востребована?

- А сегодня почти ничего не востребовано. Я как-то зашла в книжный: в основном люди читают детективы и любовные романы. С одной стороны, меня это возмущает, а с другой, я понимаю: люди устали от тяжёлой жизни и хотят какой-то отдушины.

«Над вымыслом слезами обольюсь»

- Но есть и другие причины. В школах книги не читают, а проходят. И литературе уделяют совсем не то внимание, что прежде. Многие школьники не знают об авторах, которые писали о войне, путают Великую Отечественную с войной 1812 года. А кругом бесконечно говорят о патриотизме, о том, что надо воспитывать любовь к Родине...

- С детьми нужно работать. Я недавно пришла в одну школу, чтобы рассказать детям о Василии Шукшине, о том, как велись съёмки фильма «Они сражались за Родину». Был прекрасный майский денёк, и вдруг в комнату вошли старшеклассники - молодые, высокие, красивые.

И у меня вдруг слёзы потекли: я подумала, что такие же точно ребята уходили на войну и не вернулись. Я долго не могла начать. Передо мной сидели герои Григория Бакланова, Константина Воробьёва, Василя Быкова. Ребята слушали, открыв рот. Наша литература 60-х - 80х годов - великая. Это жизнь, отразившаяся на страницах книг.

- В «Доне литературном» вы в основном ведёте речь о донских авторах. Почему вдруг обратились к Константину Воробьёву?

- Воробьёв - подарок мне от Бога. Это был замечательный писатель, с которым мы переписывались почти до конца его жизни. Его очень любил Твардовский. Когда он напечатал повесть «Убиты под Москвой», все двери перед Воробьёвым закрылись, как это прежде случилось с Сёминым: такая правда о войне шла вразрез с официальной версией. Я прочитала книгу Воробьёва и послала ему рецензию. Так завязалась наша переписка. Это были такие прекрасные письма! Я их передала в Российский государственный архив литературы и искусства. Сделала радиоспектакль «Ищу тебя» по его рассказам, написала о нём книгу «Серебряная дорога». Она очень личная.

Читать книги становится немодным. Жизнь и литература существуют отдельно. Фото: АиФ/ Максим Чуев

- Вы возрождаете имена, которые раньше были известны и на донской земле, и во всём Советском Союзе. А как сделать, чтобы о них слышали не только в вашей программе, чтобы читали их книги? Ведь такие передачи не так много времени занимают в эфире...

- Раньше «Дон литературный» выходил 4 раза в месяц по 50 минут, сейчас - дважды в месяц по 35 минут. Более того, у меня была программа о театре, кино и музыке «Зелёная лампа», которая пользовалась неменьшим успехом. Как достучаться до людей, я не знаю. Выйти на площадь и кричать?

Что делать, если даже Пушкина сбросили с парохода современности? Честно сказать, я иногда думаю: ну кому нужны мои передачи?

И вдруг получаю прекрасные письма от слушателей. Значит, есть ещё те немногие люди, которым интересна настоящая литература.

Вопросы без ответа

- Знаю, вы издали за свой счёт книги «Что истинно в литературе» Виталия Сёмина, «Между днём и ночью» Павла Шестакова, книгу воспоминаний о Данииле Долинском. Помимо этого, печатаете собственные книжки. Но ведь невозможно всё время делать это за свои деньги?

- Той суммы, что я зарабатываю на радио за год, как раз хватает, чтобы выпустить одну книжку. Мне не раз советовали найти спонсоров. Но я не умею и не хочу выпрашивать деньги.

Елена Джичоева: я не уверена, что «Дон литературный» будет продолжаться – нет денег.
Фото: Из личного архива

- Было время, когда «Дон литературный» ушёл из эфира. И не только на радио, но и в нашу редакцию звонили и писали люди, переживали, когда же вернётся их любимая передача. И вот она вернулась. Какие перспективы?

- Я не уверена, что «Дон литературный» будет продолжаться: нет денег. В 2005 году Российская телерадиокомпания сделала нас дочерним предприятием и финансировать стали только новостные передачи. Тогда все художественные программы разогнали. Через 3 года мне предложили вернуться на сущие копейки. Что будет дальше, не знаю. Денег нет даже на то, чтобы платить диктору и артистам, которые читают отрывки из произведений.

Я пока что продолжаю работать. В ближайших выпусках хочу поговорить о пророческих мотивах в «Борисе Годунове» Пушкина. К юбилею Юрия Трифонова хочу вспомнить нашу беседу о нём с Павлом Шестаковым. Будут выпуски, посвящённые юбилею Даниила Долинского, Гарри Лебедева, Анатолия Калинина. С Анатолием Вениаминовичем мы были дружны, и я записывала его воспоминания о Михаиле Шолохове, Виталии Закруткине, Александре Фадееве.

- Наверное, на это должно в первую очередь хватать денег? Ведь это очень важно. Тем более в год литературы!

- Год литературы - это пустая формальность. Но этот вопрос уже не ко мне...

Материал подготовлен: Ирина ПРИЛУЦКАЯ
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие купюры чаще всего подделывают в Ростовской области?
  2. Почему управляющие компании Ростовской области лишились лицензий?
  3. Когда менять летнюю резину на зимнюю в Ростове в 2018 году?
  4. Как рачки помогают водоканалу Ростова следить за состоянием воды в Дону?
  5. Как развивается молочное производство в Ростовской области?
Самое интересное в регионах

Сколько денег требуется ежемесячно на проживание в Ростове-на-Дону?