aif.ru counter
АиФ - РостовЮлия Панфиловская 0 5894

Реактор глушили вручную. Как моряки К-8 погибли, предотвратив катастрофу

О первой в истории крупной потере в истории отечественных АПЛ рассказывает «АиФ на Дону».

Советская АПЛ К-8 навеки осталась лежать на глубине 4789 метров в Бискайском заливе Атлантического океана. Фото из архива поисковой группы.
Советская АПЛ К-8 навеки осталась лежать на глубине 4789 метров в Бискайском заливе Атлантического океана. Фото из архива поисковой группы. © / Поисковая группа "Морская вахта памяти"

В апреле 1970 года в Бискайском заливе затонула атомная подлодка К-8.

Пожар, вспыхнувший на борту субмарины, унёс жизни 52 членов экипажа, среди которых были и уроженцы Дона. Воспоминания о подвиге советских моряков, остановивших ядерную катастрофу, едва не ушли на дно вместе с ними. 

К-8
Советская атомная подводная лодка проекта 627А «Кит». Спущена на воду 31 мая 1959 года, в составе Северного флота - с 31 августа 1960 года. Затонула в Бискайском заливе 12 апреля 1970 года.

Кошмар вместо праздника

Ещё до катастрофы к этой подлодке приклеился ярлык «проклятая». К-8 была одной из первых субмарин СССР с атомным реактором, инженеры собрали её всего за три года. И хотя бывший главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Владимир Чернавин сомневался, что такая спешка нужна - новинку сдавали с явными конструкторскими просчётами - торжественный пуск на воду всё-таки состоялся.

Впрочем, совсем скоро подлодка снова оказалась в ремонтном цехе. Через полтора месяца после принятия К-8 на вооружение в одном из реакторов лопнула труба, произошла утечка теплоносителя. Экипаж, находясь в Баренцевом море, едва спасся, перейдя на резервную систему охлаждения. Но выброс радиоактивного газа всё же произошёл, троих моряков отправили на гражданку с признаками острой лучевой болезни.

После ремонта инцидент повторялся дважды. На флоте поползли слухи, что служба на К-8 опасна для здоровья.

Опытный подводник, кавалер ордена Красного Знамени, капитан 2-го ранга Всеволод Бессонов в эти слухи не верил. Он согласился принять К-8 под своё командование после очередного ремонта в мае 1969 года с условием, что подлодка наконец-то отправится в свою первую автономку - боевую службу в Атлантику.

Гибель К-8 и 52 членов экипажа стали первой потерей советского атомного флота.
Гибель К-8 и 52 членов экипажа стали первой потерей советского атомного флота. Фото: Поисковая группа "Морская вахта памяти"

Экипаж «восьмёрки» наконец-то вздохнул с облегчением. За Бессоновым, бредившим морем, люди были готовы идти на край света. Спуска на воду ждали с нетерпением.

К тому же в апреле 1970-го страна собиралась отмечать вековой юбилей со дня рождения вождя мирового пролетариата Владимира Ленина. К этому событию моряки готовили особый подарок - учения «Океан», в которых приняли бы участие си­лы всех четырёх флотов ВМФ СССР.

Командир АПЛ К-8, капитан второго ранга Всеволод Бессонов
Командир АПЛ К-8, капитан второго ранга Всеволод Бессонов Фото: Поисковая группа "Морская вахта памяти"

В акватории Атлантического и Тихого океанов собирались провести парад атомных подлодок, демонстрирующих мощь Совет­ского Союза. Ждали и К-8, которая уже несла дежурство в Средиземном море.

Старт грандиозного события запланировали на 14 апреля. Но праздник обернулся кошмаром.

Между водой и огнём

Сигнал тревоги раздался уже после команды «отбой». При всплытии с глубины 160 метров в седьмом энергетическом отсеке, по правому борту подводной лодки, вспыхнул огонь.

Что стало причиной пожара на атомоходе, не ясно до сих пор. Вероятно, замкнуло силовые электрокабели. Понятно лишь одно: моряки, которые в этот момент находились в горящем отсеке, совершили настоящий подвиг и спасли мир от ядерной катастрофы.

Несмотря на приказ перебраться в восьмой отсек, офицеры Валентин Хаславский, Александр Чудинов, Геннадий Чугунов и Георгий Шостаков­ский задраили люк, чтобы не допустить распространения пламени. Состав первой смены успел вручную заглушить реактор, предотвратив сильнейший взрыв ценой своих жизней.

После полуночи часть экипажа поднялась на мостик через центральный пост. Но заблокированным оставался восьмой отсек, где располагался лазарет. Заклинило люк, отрезав от мира 19 человек. Дыхательных аппаратов не хватало. Корабельный врач Арсений Соловей надел свой аппарат на старшину, которому вырезал аппендицит за два дня до происшествия. Пациента и ещё троих человек успели вытащить живыми. Остальные, в том числе доктор, задохнулись.

Корабельный врач Андрей Соловей
Корабельный врач Андрей Соловей. Фото: Поисковая группа "Морская вахта памяти"

К тому моменту как лодка окончательно всплыла, погибших было уже 30. Среди них – трое моряков с донской земли: мичманы Леонид Мартынов, Алексей Устенко и лейтенант Владимир Шевцов. Тела положили в кормовую надстройку рубки, где они остались навсегда.

Но всплытие не избавило оставшихся в живых от неприятностей. Огонь уничтожил рубку связи. Подлодка более суток дрейфовала в водах Бискайского залива, пока её не заметил канадский сухогруз «Глоу Де Ор». Правда, покружив вокруг лодки, судно удалилось, так и не придя на выручку пострадавшим.

И только через день к субмарине подошло болгарское судно «Авиор», которое наконец-то передало радиограмму о произошедшем на сушу и забрало 46 человек на борт. Бессонов же с частью экипажа остался ждать помощи от советских кораблей.

Но она пришла слишком поздно. Рано утром 12 апреля атомоход резко опрокинулся на корму и ушёл на дно, унеся с собой оставшихся подводников. К-8 перестала существовать как боевая единица.

Когда спасательные суда подошли к месту трагедии, кто-то заметил качающееся на волнах тело Бессонова. Его удалось зацепить багром за руку, в которой уже мёртвый капитан сжимал список имён 22 ребят, остававшихся с ним до последнего.

Но стоило морякам расцепить пальцы и забрать лист с фамилиями, как волна вырвала 37-летнего Бессонова из рук спасателей. Стихия, которую он любил больше жизни, не хотела прощаться с ним и после его смерти.

Капсулы памяти

Несмотря на то, что главное командование штаба ВМФ СССР приказало спасти лодку любой ценой, субмарина осталась навечно лежать в 490 км от берегов Испании на глубине 4680 метров. Её гибель стала первой крупной потерей отечественного атомного флота. Чтобы не омрачать юбилей вождя, о происшествии на месяц «забыли». Даже вдовам и матерям погибших подводников сообщили о трагедии лишь после праздника.

В то же время, правительственная комиссия, расследовавшая катастрофу, восстановив весь ход событий на К-8, подтвердила, что и командование подлодки, и её экипаж в условиях чрезвычайной ситуации вели себя не просто профессионально, а героически.

За мужество и стойкость Бессонова посмертно удостоили звания Героя Советского Союза, офицеры, мичманы, а также все погибшие члены экипажа получили ордена Красной Звезды. Оставшиеся в живых награждены медалью Ушакова.

Но об этом подвиге знали немногие. В далёком гарнизоне Гремиха, откуда «проклятая восьмёрка» уходила в своё последнее плавание, и где оставались семьи погибших моряков, спустя несколько лет установили монумент с фамилиями героев. В честь командира субмарины и судового врача переименовали две улицы в местном военном городке.

И уже после 90-х эту историю стали ворошить ветераны-подводники седьмой дивизии СФ. Вместе с поисковой группой «Морская вахта памяти» Университета морского и речного флота им. адмирала С.О. Макарова им удалось разыскать разбросанных по всему свету родственников тех, кто погиб в Атлантике. В Петербурге изготовили 52 именные капсулы с морской водой из Бискайского залива, которые стали передавать на малую родину подводников для захоронения.

Ищем земляков!

 Алексей Устенко и Леонид Мартынов (слева направо).
Алексей Устенко и Леонид Мартынов (слева направо). Фото: Поисковая группа "Морская вахта памяти"

К сожалению, информации о некоторых героях практически не осталось.

По словам поисковиков, сейчас они разыскивают всех, кто знал Владимира Шевцова, 1946 года рождения. Он учился в Шахтах, в школе №10. В 1969 году он окончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище и в августе этого же года был призван на службу Шахтинским горвоенкоматом.

Нужны любые сведения и о родных Алексея Устенко, родившегося 30 мая 1937 года. О нём, к сожалению, известно лишь то, что призывался 10 сентября 1956 года Азовским горвоенкоматом. Был не женат, незадолго до смерти перевёз свою старенькую маму в гарнизон в Гремихе.

Мало что известно и о Леониде Мартынове (родился 12 марта 1940 г.) из хутора Новая Жизнь Константиновского района, ушедшего на флот 26 августа 1960 г. У него остались жена и двое детей, но после трагедии они якобы переехали в Новороссийск и связь с ними оборвалась.

Справка
Если кто-то из наших читателей знает, как помочь «Морской вахте памяти», то большая просьба звонить в редакцию «АиФ на Дону» или по телефонам: 8-921-795-90-12 (Марина Анатольевна Русина, руководитель группы «Морская вахта памяти»); 8-960-781-69-46 (Эля Густавовна Князева, член совета родственников АПЛ «К-8»).

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда состоится матч между «Ростовом» и «Зенитом» в Ростове-на-Дону?
  2. Заработали ли платные парковки в Ростове-на-Дону?
  3. В Ростовской области самые низкие зарплаты в России?
  4. Сколько еще продлится бабье лето в Ростове-на-Дону?
  5. Куда обращаться по поводу шума от стройки или ремонта в Ростове-на-Дону?
Самое интересное в регионах

Какая система оценки знаний лучше: 5-балльная или 12-балльная?