13:22 14/10/2011 Александр КЛЮЧНИКОВ 0 56

На музейные территории претендуют священники

В Аксае разгорается скандал: местная церковь требует от музея отдать принадлежащее ему

Верующие ссылаются на недавно вышедший федеральный закон о возвращении церковного имущества, музейщики - на здравый смысл. Уступит ли храм культуры своё место храму Божьему?

- А ведь когда-то мы жили дружно, - сокрушённо вздыхает директор Аксайского военно-исторического музея Ирина Панченко. - Как иначе - всё же соседи.

От приземистого здания музея «Почтовая станция» до белокаменной Свято-Одигитриевской церкви подать рукой. Со стороны, да ещё и не зная, сразу не разберёшь, что это - большое приходское подворье или музейный комплекс, в состав которого входит храм. Впрочем, до поры никто особо этим вопросом и не задавался. Верующие ходили через музейную территорию на службы, гиды рассказывали экскурсантам об истории храма и чудесном обретении Одигитриевской иконы, в начале 18-го века спасшей Дон от холеры. Так что на появление закона о реституции церковного имущества аксайские музейщики даже не обратили внимания. Как оказалось, зря.

Музей раздора

- В начале года настоятель храма отец Александр невзначай обронил, что здание музея скоро перейдёт приходу, так как исторически оно являлось церковной собственностью, а новый закон позволяет религиозным организациям требовать бывшее имущество обратно, - рассказывает Ирина Панченко. - Мы удивились: с какой стати, если в этом здании исстари располагалась почтовая контора, не имевшая никакого отношения к храму? В ответ представители прихода рассказали, что они нашли документы, подтверждающие их правоту. Да, когда-то на этом месте действительно находилось имение казачьего полковника Лотошникова, один из наследников которого пожертвовал деньги и участок земли на строительство часовни. Но конкретных данных о том, является ли наше здание тем самым, которое когда-то принадлежало церкви, нет. Не знают об этом и в приходе.

Мне сказали, что они нашли в архивах только чертежи, поэтому теперь будут обмерять наше здание, и, если размеры совпадут, музею придётся съехать - вместо него тут будет церковно-приходская школа.

Попытки верующих обойти с рулеткой музейное здание Панченко пресекла на корню. Правда, заметила, что полтора века назад в России мерили аршинами, а не метрами, так что разыскивать своё имущество лучше со старинным инструментом. Заодно посоветовала обмерять все древние дома, стоящие вокруг музея: а ну как искомым окажется один из них?

- Мне ответили: мол, вы что, там люди живут, кто нас туда пустит, а вы государственная структура, вам взамен дадут другое здание, - негодует директор музея. - Может, и дадут, но в том и беда, что это будет именно другое здание. А не место, где останавливались Лермонтов, Грибоедов, Толстой, Чайковский, где, наконец, трижды бывал Пушкин, в память о котором на станции уже двадцать восемь лет проводятся поэтические чтения. Как же можно всё это отдать?

Культура или культ?

- Наша позиция однозначна: в отсутствие чётких доказательств прав церкви на музейное здание речь о реституции идти не может, - отрезал начальник отдела областного министерства культуры Геннадий Неуструев. - Тем более, что в отношении областных музеев у нас уже есть один опыт негативного сотрудничества с епархией.

Чиновник приводит в пример Старочеркасск. Когда в середине девяностых в древней столице донского казачества появились священники, музейщики приняли батюшек с миром. Ни у кого не возникло сомнений, что в старинных намоленных храмах должны проходить богослужения. Однако вскоре представители церкви начали всё чаще заводить речь о том, что очагам культуры следует потесниться. Областное министерство культуры, как рассказывает Неуструев, не раз возражало против передачи музейных объектов епархии, однако церковь ещё до принятия закона о реституции сумела выйти на Москву и добиться решения в свою пользу.

- В результате мы потеряли уже три объекта, - говорит он. - В конце 2008 года музейщики ушли из Воскресенского Войскового собора, в 2010-м епархия получила никогда не принадлежавший церкви дом торговых казаков Жученковых, который местный монастырь стал использовать под общежитие, а в январе состоялась передача Преображенской ратницкой церкви, чья реконструкция обошлась бюджету в 26 миллионов рублей.

- И к чему это привело? - спрашивает директор старочеркасского музея Николай Калашников. - После того как мы отдали Воскресенский собор, в нём отключили отопление. Сейчас там регулярно идут богослужения, но для сохранения уникального деревянного иконостаса зажигать свечи крайне нежелательно. А ведь Старочеркасский музей-заповедник - это объект культурного наследия федерального значения, это достояние всего народа!

Однако, как поясняют в минкульте, конструктивного диалога с настоятелем Старочеркасского монастыря пока не получается. Более того, в ближайшее время музейные работники опасаются лишиться всего ефремовского Атаманского подворья, на которое претендует монастырь.

- По какой-то причине наладить отношения между музеями и церковью пока не удаётся, - констатирует председатель Ростовского отделения Общества охраны памятников Александр Кожин. - Пять лет назад епархии передали совершенно гражданский объект - обветшавший домик Врангеля - он до сих пор так и стоит заброшенный, продолжая разрушаться. То же самое со старым зданием Театра музкомедии. Епархия собиралась сделать там православный центр, но вместо этого в здании отключили отопление, оно пришло в негодность, и в результате церковь от него отказалась. Хотя, с другой стороны, епархии предлагают взять исторический храм в Мало-Мишкине, имении графа Платова. Там за бюджетные деньги был сделан ремонт, Новочеркасский музей продолжает оплачивать коммунальные расходы, но никаких экспозиций в помещении церкви нет, она используется только для богослужений.

Письмо настоятеля аксайского храма с претензиями на музейное здание сейчас изучается в министерстве культуры. Его представители заявляют, что готовы отстаивать свою позицию до конца. Тем более что в отличие от старочеркасского заповедника, «Почтовая станция» является областной, а не федеральной собственностью. Однако уверенности у чиновников нет: всё-таки человек предполагает, а Бог располагает.

«Диалог будет налажен»

Священник Даниил Азизов, руководитель отдела по культуре Ростовской епархии:

- Церковь всегда говорила большое спасибо музейным работникам за сохранение храмов в годы Советской власти. Как мы будем теперь выстраивать отношения? Сейчас я только-только вхожу в эту тему. Уверен, что диалог будет налажен. Этот вопрос назревал достаточно долгое время, его нельзя разрешить разом. Думаю, что нужен здравый рассудок. Надо по возможности исключить эмоции и пересмотреть все документы по проблемным объектам. Ведь есть пример совместной работы музеев и церкви. Например, в Третьяковской галерее действует храм, в котором находятся уникальные произведения искусства. Там ведутся богослужения, но там не ставят свечей.

Новый митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий в корне меняет вектор деятельности, он смотрит в будущее. Уверен, что владыка использует весь свой опыт, чтобы диалог с работниками культуры оказался конструктивным.

« Музеям и церкви делить нечего»

Татьяна Абрамова, учёный секретарь Ростовского областного музея краеведения:

- На следующий год будет сорок лет, как я работаю в музеях. Ни я, ни кто другой из моих коллег ни разу не пожалел, что в годы тотального царствования атеизма спасал храмы от разрушения. В 1972 году я начинала работать в Старочеркасске. Тогда там была страшная разруха. Помню, как переносила иконы из собора в хранилище, чтобы их сохранить. Теперь, когда всё в Старочеркасске выглядит как конфетка, пусть всё принадлежит церкви? А где же разумные пределы? Давайте найдём точки соприкосновения. Ведь если говорить о культуре, духовности и воспитании подрастающего поколения, то музеям и церкви делить нечего.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Чем полезна хамса?
  2. Какой штраф грозит за вырубку хвойных насаждений?
  3. Кто ограбил ветерана в Гуково?
  4. Новогодний оливье. Сколько денег потратят дончане на традиционное блюдо?
  5. Зачем мусоровозам гирлянды?
  6. Кому не страшен грипп, ВИЧ и другие инфекции и почему?
  7. Как правильно выбрать «сладкий» подарок Новому году?
  8. Какая улица в Ростове самая плохая?
  9. В чём встречать Новый год и что приготовить на стол?
  10. Чем закончилась перепись бобров на Дону?

Вы сталкивались с хамством или обманом в магазине?