aif.ru counter
АиФ - РостовЮлия Панфиловская 0 435

Страха нет, есть интерес. Зачем учёный решил заморозить голову после смерти

При какой температуре надо хранить тело человека, чтоб потом его можно было «оживить» и сколько стоит такое «удовольствие», учёный из Новочеркасска, решивший сохранить свою голову, рассказал «АиФ на Дону».

О возможности заморозить свою голову после смерти Сергей Некрасов задумался с 25 лет.
О возможности заморозить свою голову после смерти Сергей Некрасов задумался с 25 лет. © / Сергей Некрасов / Из личного архива

Профессор математики из Новочеркасска, 55-летний Сергей Некрасов решил сохранять свою голову до тех пор, пока наука не откроет секрет бессмертия.

В конце июля учёный заключил контракт с криофирмой, которая занимается замораживанием тел или мозга при сверхнизких температурах и хранит их таким образом десятилетиями.

Досье

Сергей Некрасов. Родился в 1962 году в г. Мирный (Республика Саха).

В 1985-м окончил Новочеркасский политехнический институт, ЭМФ, прикладная математика.

После получения диплома остался работать в вузе, где преподаёт по сей день.

В 2014 году включён Биографическим центром Кембридж в топ-100 учёных года.

Контракт обошёлся профессору Некрасову в 15 тысяч долларов и заключён на 100 лет. Если по истечении этого срока человечество не научится оживлять замороженных людей, то документ будет продлеваться автоматически. Как только Сергей Александрович испустит по­след­ний вздох, его голову отделят от тела и погрузят в жидкий азот. Так она будет храниться при температуре минус 196 градусов, сохраняя самое главное богатство учёного - его мозг. Звучит необычно, если не пугающе. Но только до тех пор, пока за объяснение не принимается сам Некрасов. «АиФ на Дону» узнали, что подтолкнуло математика на необычный эксперимент и почему он верит в своё воскрешение.

Ой, мороз, мороз...

Юлия Панфиловская, «АиФ на Дону»: Сергей Александрович, по всей России подобные контракты заключили около двухсот человек. Одни решаются на такой поступок, узнав о неизлечимой болезни, другие верят, что победят старость или смогут попробовать в будущем то, что сегодня кажется фантастикой. Например, полететь на Марс. Вы же вынашивали эту идею полжизни. И, получается, впервые задумались об этом лет в 25. Не слишком ли рано?

Сергей Некрасов: Всё-таки я уже был учёным, хоть и молодым. Поэтому вопросы геронтологии и радикального продления жизни заинтересовали меня поначалу благодаря работам советских академиков, то есть – с научной точки зрения. Моя молодость пришлась на те годы, когда ещё был силён культ личности.

Взять того же Брежнева и других стареющих вождей партии. Их авторитет в обществе был огромным, но даже они, имея в арсенале всё самое лучшее, подчинялись тем же законам природы, что и простые люди из народа.

Видимо, поэтому их также волновали мысли о смерти, вернее, о бессмертии, что сыграло не последнюю роль в появлении довольно необычной и масштабной научной программы, которую разработали кремлёвские врачи во главе с академиком Евгением Чазовым. Она была посвящена радикальному продлению жизни и объединила лучшие умы научных институтов СССР, от НИИ философии и геронтологии до кибернетики.

К слову, последний возглавлял академик Виктор Глушков, основоположник советской кибернетики, а он учился в нашем новочеркасском вузе, который я когда-то окончил и где с тех пор работаю.

К сожалению, перестройка перечеркнула этот смелый проект, но советские геронтологи успели обозначить одну из наиболее перспективных идей - крионическую. Так я узнал об её основоположниках - Роберте Эттингере и Эве Купере. Их труды я изучил взахлёб, и, признаюсь, тогда мне казалось мистикой, что свои знаменитые книги они написали в год моего рождения - в 1962-м. Эв Купер погиб в канун дня, когда я появился на свет - 19 декабря, в самый разгар сибирских морозов в районе Северного Полюса. Так что низкие температуры со мной с самого раннего детства.

Сергей Некрасов
Контракт с фирмой, которая заморозит его голову после смерти, обошёлся профессору Некрасову в 15 тысяч долларов. Фото: Из личного архива Сергея Некрасова

Право на жизнь

- Может, эти научные труды стали своеобразным ответом на вопрос о смысле жизни? Рано или поздно каждому приходится сталкиваться лицом к лицу с большой утратой, и не у каждого она укладывается в голове.

- Да, мой интерес к продлению жизни подкрепила история с отцом. Он безвременно умер после продолжительной болезни сердца, хотя очень хотел жить, о чём говорил даже в свои последние минуты, уже в смертельной агонии. Это также склонило меня к философии трансгуманизма, которая проповедует использование достижений науки и технологий для устранения нежелательных аспектов нашего с вами существования: болезней, страданий, старения и смерти, в конце концов. То есть трансгуманисты провозгласили новое право - право на жизнь. И это только кажется фантастикой.

Когда-то же казалось невероятным, что простая прививка может спасти от смертельного заболевания, но сегодня та же оспа, выкашивающая целые деревни, осталась в прошлом. Ещё 90 лет назад известный советский учёный Сергей Брюхоненко добился сохранения собачьей головы, отделённой от тела. Она питалась из шланга и полностью функционировала, что доказала, укусив зеваку во время демонстрации на Всемирном медицин­ском конгрессе.

Современные учёные уже добились существенного прогресса в изучении стволовых клеток. Например, недавно напечатали трахею на 3D-принтере. Поэтому я и принял решение заморозить только голову, не всё тело, надеясь, что к тому времени, когда меня смогут воскресить, всё остальное вырастят из стволовых клеток. Или создадут биотехническую систему и сотворят функционального киборга с головой профессора Некрасова.

- Всё-таки это звучит не очень убедительно. Если достать из морозилки ту же вишню, которую собрали в саду, она при всём желании не станет точно такой же, как с ветки.

- Недавно учёные откопали червей, которые пролежали в вечной мерзлоте более 30 тысяч лет и при этом отлично сохранились. Их удалось вернуть к жизни, и они тут же начали откладывать яйца. Конечно, человеческое тело устроено гораздо сложнее, но и крионирование - это не просто заморозка, а сложный технологический процесс, нарушение которого приведёт к необратимым процессам, обесценит все усилия.

Ещё 90 лет назад известный советский учёный Сергей Брюхоненко добился сохранения собачьей головы, отделённой от тела. Она питалась из шланга и полностью функционировала, что доказала, укусив зеваку во время демонстрации на Всемирном медицин­ском конгрессе.

Например, даже в морге тело недавно усопшего до азотной заморозки нужно хранить при определённой температуре, не выше и не ниже нормы: если будет холоднеё хоть на пару градусов, в организме образуются кристаллики льда, из-за которых всё пойдёт насмарку.

Кровь также заменяют специальным химическим составом, который смягчает воздействие низких температур. Всё это прописано в договоре и детально расписывает технологический процесс. А вообще, у нас мало альтернатив, так почему бы не использовать хотя бы такой шанс для продления жизни?

Мнения коллег и родных Сергея Некрасова по поводу его решения «заморозить» голову разделились. Фото: Из личного архива Сергея Некрасова

Опыт на себе

- А ваши родные, коллеги? Как они смотрят на такую альтернативу?

- Впервые я завёл разговор на эту тему с сыном, когда ему было лет десять. Конечно, сначала в шутливой форме, потом стал просто обсуждать идею крионики. Он размышлял необычайно серьезно и спокойно для подростка, например, считал, что это, по его мнению, недостаточно надёжно. Сейчас ему 28 лет, но после того, как он узнал, что я заключил договор на нейрокриосохранение, стал задавать немного смешные вопросы, например, интересовался, в каком году я планирую разморозиться. Сам он пока такой вариант для себя даже не рассматривает, а меня не критикует.

Я в разводе, но есть подруга, она сначала приняла эту новость в штыки, но после моих аргументов стала относиться спокойнее. А вот что касается коллег, то тут мнения разнятся. Один из наших профессоров, проживший долгую счастливую жизнь, сказал, что ему достаточно того, что он сделал вклад в науку, вырастил детей, понянчил внуков. Советовал мне больше заниматься гимнастикой, а вскоре после нашей беседы умер.

Другой профессор, научный руководитель кафедры Информационно-измерительной и медицинской техники, Николай Горбатенко, напротив, поддерживает мою идею создать на Дону крионическую точку.

Вообще, медицинские работники, может быть, в силу своей профессии, легче преодолевают этот психологический барьер. Я первый в регионе заключил контракт с криофирмой, но слышал, что сейчас это также хочет сделать реаниматолог из Азова. Думаю, он сталкивался с клинической смертью. И сам знает, что люди возвращаются к жизни, даже когда это кажется физически невозможным.

- Если всё удастся, как вы запланировали, не боитесь, что через сто или двести лет само общество будет не прогрессивным, а, напротив, дремучим и агрессивным к таким экспериментальным созданиям?

- Нет, страха нет. Только жгучий интерес и ожидание будущего, которое сегодня кажется невероятным. Помните знаменитый роман Беляева «Голова профессора Доуэля»? Писатель создал его ещё до опытов Брюхоненко с собакой и признавался, что роман отчасти автобиографический. Беляев придумал этот сюжет после того, как его парализовало, и он три года был прикован к постели, фактически ощущая себя головой без тела. Думаю, к тому времени, когда криопациентов научатся размораживать, будут созданы реабилитационные центры, в которых таких людей, как я, будут готовить к новой жизни. Надеюсь, докажу, что смерть - это временное явление. В первую очередь, самому себе. Пусть это будет моим самым успешным опытом.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Где и когда состоится открытие главной городской елки в Ростове?
  2. Как ходит автобус № 700 из Ростова в аэропорт «Платов»?
  3. Какие туристические бренды Ростовской области популярны у туристов?
  4. Кто виноват в смерти туристки из Ростовской области в Индии?
  5. Какой штраф за вырубку елей без разрешения в Ростовской области?
Самое интересное в регионах

Вы сталкивались с врачебной ошибкой?