11:51 26/06/2015 Ирина ПРИЛУЦКАЯ 1 1004

Химики выпали в осадок. Чем закончился кадровый эксперимент в ЮФУ

Почему «оптимизация» в Южном федеральном университете завершилась печально – выяснял «АиФ на Дону».

Из личного архива

В середине февраля члены учёного совета химического факультета ЮФУ написали письмо премьер-министру России Дмитрию Медведеву, который также возглавляет Попечительский совет университета, с просьбой разобраться в сложившейся ситуации: согласно утверж­дённому новому штатному расписанию, в вузе предстоят массовые сокращения преподавательского состава. Обращение также направили Марине Боровской, ректору ЮФУ, и в ряд других инстанций.

Фото: Южный федеральный университет

«Мы обеспокоены так называемой оптимизацией, проводимой на факультете: этим термином руководство прикрывает сокращение штата», - считает Сергей Левченков, кандидат химических наук, доцент кафедры физической и коллоидной химии химического факультета ЮФУ, старший научный сотрудник ЮНЦ РАН.

Досье

Сергей ЛЕВЧЕНКОВ. Родился 4 сентября 1966 года в г. Гуково.

Окончил химический факультет Ростовского государственного университета, аспирантуру при кафедре физической и коллоидной химии РГУ. С 1994 г. - ассистент, с 1996-го - старший преподаватель кафедры физхимии РГУ. С 2005 г. - старший научный сотрудник ЮНЦ РАН и одновременно доцент кафедры физхимии РГУ (ЮФУ).

Имеет более 280 печатных работ, в том числе более 100 статей в российских и зарубежных научных журналах.

Необратимая реакция

- Средний возраст преподавателей на факультете 48 лет. Есть пожилые профессора, но треть коллектива составляют учёные до 39 лет, - продолжает Сергей Иванович. - Изначально предложили сократить почти половину преподаватель­ского состава. В итоге решили оставить 44 ставки из 64, т.е. убрать примерно треть людей. Ещё большая угроза нависла над учебно-вспомогательным персоналом. Прежде всего это инженеры и лаборанты. Из 50 ставок намерены оставить 17, хотя эти люди нам совершенно необходимы. На химфаке лаборанты выполняют в корне иную функцию, нежели на гуманитарных факультетах. Они несут важную нагрузку в учебном процессе: готовят растворы и реактивы, проводят учебные практикумы, подготавливают для них оборудование и помещения. Лишних людей у нас нет. 17 лаборантов на факультет - это катастрофа!

- Как отреагировало на ваше письмо руководство университета?

- Прямого ответа мы так и не получили и находимся в подвешенном состоянии. Есть новое штатное расписание, и, хотя приказ о сокращении пока ещё не подписан, это может случиться в любой момент. Предлагают сократить количество практических часов, увеличить количество студентов в группах. И как потом выпускники, у которых не было достаточной практики, пойдут работать на производство? Нет ответа и от председателя Попечительского совета университета, хотя, казалось бы, судьба вуза его должна интересовать особо.

С протянутой рукой

- Но ведь есть коммерческие места. Выходит, факультет не может сам себя прокормить?

- Студентов, которые платят за обучение, не так много. К примеру, в прошлом году из 80 человек только 15 поступили на коммерческой основе. Это очень небольшие деньги. К сожалению, сумма, которая выделяется из бюджета на подготовку студента-химика, очень маленькая. Для сравнения: на обучение историка университет получает всего на 1,5 тысячи рублей меньше. Хотя нам в отличие от гуманитариев нужны не только столы, стулья и доски, но и лаборатории, приборы, реактивы. Мы не раз поднимали этот вопрос на уровне ректората, предлагали обратиться в Министерство образования, писали заявки, но тщетно.

Сергей Левченков. Фото: Из личного архива

Мы сотрудничаем с коллегами из Карнатакского университета в Индии. Вуз, скажем так, средней руки, да и страна не очень богатая, но мы были удивлены, что у них ежегодно химический факультет получает из бюджета около миллиона долларов на материально-техническое обеспечение - покупку реактивов, оборудования, посуды. Нашему факультету в прошлом году на эти цели было выделено всего 420 тысяч рублей, хотя университет имеет статус федерального, а это высшая категория вузов в стране. Покупка оборудования очень дорогостоящее дело. Обставить одну лабораторию специальной мебелью, вытяжными шкафами, химической посудой обойдётся в 1,5 - 2 млн рублей. На каждой кафедре по 3 - 4 учебных лаборатории плюс 4 - 5 научных. На это деньги не выделяются уже давно. Когда ЮФУ только был создан, закупили несколько дорогостоящих приборов, которые, безусловно, помогают науке, но учебные лаборатории нужно полностью переоснащать. У многих реактивов истёк срок годности, есть приборы производства ещё 1950-х годов. Общий практикум по физиче­ской и коллоидной химии находится на уровне 19-го века: одна из «приборных» практических работ, которую выполняют студенты, делается таким же методом, как и в 1850 году. Это было ноу-хау 165 лет назад! Не хватает даже нормальной химической посуды.

Кое-что для практикумов можно купить за счёт грантов. Но, во-первых, это является нарушением правил (фонды финансируют конкретный научный проект, и использовать эти деньги для обеспечения учебного процесса, строго говоря, за­прещено), а во-вторых, гранты - очень непредсказуемая вещь: можно годами подавать заявки, будучи талантливым учёным, и ничего не выиграть. К тому же для работы над интересными проектами нужно иметь хорошее оборудование, которого у нас, повторюсь, нет. Замкнутый круг.

- От этого неизбежно страдает и качество образования?

- Не совсем так. Это не значит, что химфак плохо готовит студентов. Мы стараемся максимально использовать то, что имеем: мы учим их думать, планировать эксперименты. Наших выпускников охотно берут на работу в лаборатории по контролю качества, на таможню, на пищевые производства. Но они туда приходят и впервые в жизни видят приборы, которых на химфаке отродясь не было...

Это не может продолжаться вечно, особенно, если сократить половину сотрудников. К нам недавно приезжал американский учёный Джордан ПОЛЕР из университета Северной Каролины и был очень впечатлён, увидев предоставленную ему лабораторию, в которой, кроме столов, раковины и тяги, ничего нет. Его удивило, как мы, работая в таких условиях, печатаемся в серьёзных научных журналах. Среди 10 самых публикуемых сотрудников ЮФУ четверо - работники нашей кафедры. За прошлый год 24 наши публикации попали в Scopus (реферативная база данных статей из авторитетных научных изданий). Ни один факультет не может похвастать такими показателями в расчёте на одного сотрудника.

Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

Игра на понижение

- Какой выход из сложившейся ситуации вы видите?

- Сокращение штата приведёт только к ухудшению. У нас вполне работоспособное учебное и научное подразделение, что подтверждается не только словами, но и публикациями, востребованностью выпускников, высоким конкурсом и пр. Наших выпускников охотно берут в аспирантуру зарубежных вузов. Но суть той политики, которую проводит сейчас руководство, - это сокращение расходов, а не стремление сделать образование лучше. Зачем нужны реформы, которые однозначно принесут ухудшение?

Главная проблема в том, что руководство нашего университета в данном случае подходит ко всем подразделениям с одной меркой - финансовой. Как к ларьку, который должен приносить прибыль. А химфак по опре­делению невыгодный факультет. У нас в лабораториях стоят электрические печи, работает тяга и пр., соответственно химфак тратит на коммунальные расходы несопоставимо больше, чем многие другие факультеты. Но ведь задача университета не деньги приносить, а готовить специалистов и генерировать знания! Мы создаём человеческий капитал, рабочую си­лу, которая принесёт прибыль когда-нибудь потом.

- Вы очень резко высказываетесь. Коллеги поддерживают?

- Сегодня не принято возмущаться. Но ведь речь идёт об очень важных вещах, и наша кафедра едина во мнении. Сокращение касается не только нашего факультета, но пока возмутились только химики, остальные молчат.

Ростовский государственный университет в своё время был одним из лучших в СССР, а затем в России. После создания ЮФУ мы опустились в рейтингах на 25-е место. Если сейчас сократить половину сотрудников, мы рискуем упасть ещё ниже. Вот такая «оптимизация»...

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Возмутились не только химики. Например, ТТИ ЮФУ написало несколько писем президенту. Но откровенно говоря, химики свое письмо составили грамотнее. Кроме того, подобные письма замалчиваются, например, затопление здания мехмата ЮФУ в сентябре 2014. До сих пор крыша течет, а главный корпус делает вид что все хорошо. Хорошо, что АиФ обратил внимание на это.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что известно о сопернике «Ростова» – ПСВ?
  2. Как защитить сад и огород от грызунов?
  3. Все ли пенсионеры получат в новому году по 5 тысяч рублей?
  4. Как начали новый спортивный сезон ростовские хоккеисты?
  5. Чем завершилась сельскохозяйственная перепись на Дону?
  6. Сколько донских пенсионерок продолжают работать после назначения пенсии?
  7. Почему мы болеем гриппом и как защитить себя от простуды?
  8. Как на Дону прошли выборы в Государственную Думу?
  9. Правда, что дончанин ограбил Оранский Богородицкий мужской монастырь?
  10. В Александровке иномарка протаранила маршрутку – есть пострадавшие?

Скоро в школах выпускной. А вы как окончили школу?